Сказ о том как фестивали "мириться" хотели Печать
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Прочее - Околофестивальное
Автор: Денис Воронин   
23.01.2013 01:22

gruwar_350
Суровые будни сетевых бойцов...

Часть первая, историческая.

Начинается история достаточно забавно: в СМИ делается вброс текста мирового соглашения с комментарием, что мол в Грушинском Клубе сидят плохие бяки и на мировую идти не хотят: "Согласование идет уже больше месяца, пока результатов (подписей организаторов с Федоровки) под этим письмом нет.". Это уже мина подо всех, но об этом ниже в аналитической части.

Сам текст весьма корявый, водянистый, длинный, изобилующий смысловыми повторами, и легко сокращается до одной фразы: "обязуемся не срать и другим не давать!". На этом бы и закончилось, но Грушинский клуб поклёп терпеть не стал и всё заверте...

Со стороны оргов Грушинского слышаться сдержанные маты и звуки падающих кирпичей, после чего публикуется полная переписка между Виталием Шабановым (Грушинский Клуб) и Виктором Вороновым (Союз Бардов Самары). Без преувеличения можно сказать что это просто бомба!

Переопубликовывать эти километры занудства смысла нет (кому интересно - кликайте по ссылкам), поэтому ограничимся кратким пересказом.

Шабанов в целом согласен, но выдаёт несколько правок: пару технических и одну ключевую - не прислоняться к бренду. Грубо говоря, чтобы фестиваль назывался "Платформа", а не "фестиваль имени ж/д платформы имени Валерия Грушина".

Но Воронов не понимает, или делает вид что не понимает, и начинает апеллировать к десяткам тысяч фестивальщиков, дескать нельзя им запретить именовать фест Грушей. Момент ключевой, так как в Грушинском Клубе сидят люди здравомыслящие и потребовать подобного не могут, ну только если подмешать им в чай ну очень тяжёлых наркотиков.

Забегая вперёд заметим, что именно такую интерпретацию выбрали орги Платформы, чтобы хоть как-то сохранить лицо. В целом конечно получается плохо, но есть и такие кто им верит. Разумеется это бред, Шабанов нигде в тексте не упоминает о необходимости приказывать простым фестивальщикам как и что называть. Направление разговора идёт совершенно в другом ключе и речь там о том что должны и что не должны делать орги обоих фестов.

Собственно дальше события развивались достаточно стандартно. Люди умные как обычно погыгыкали, люди очень умные недоумённо пожали плечами, Владимир Кожекин прогнозируемо написал несколько постов обливающих грязью Бориса Кейльмана и Грушинский (хотя один совсем уж бредовый удалил, но яндекс помнит), BlackElf пару раз потроллил Воронова на предмет "т.е. вы подтверждаете что ведёте информационную войну?!", етц.

Со стороны мастрюков на оф.сайте была опубликована копия переписки со следующим камментом: "Организаторы "Платформы" не имеют полномочий подписаться под этим абзацем, поскольку не готовы и не чувствуют себя в праве ничего запрещать тем тысячам жителей фестиваля, которые продолжают называть "Платформу" традиционным народным названием.". Ожидаемо, правда осталось найти то место в тексте, где их об этом просят, потому что в требованиях чётко указаны официальные документы и сайты, а не тысячи жителей.

Ещё одна копия размещена на форуме Самарских Бардов, там народ сдержанно прошёлся напалмом по Платформе, впрочем это интересно только истинным ценителям грушесрачей, а основные выводы я здесь распишу.

Часть вторая, аналитическая.

В этой кривой писульке достатчно много откровенно стрёмных моментов, начиная с необходимости её существования.

Надо отметить, что если отбросить последние посты связанные именно с мировым соглашением, то "негативной информации" на обоих сайтах даже пират по пальцам пересчитает. Основные вбросы идут в личных блогах, комментариях в жж, на этом портале разумеется, на всяких бардовских форумах аля бардурал и цап, и т.д. и т.п. Чтобы всё это зачистить не хватит сил даже у ФСБ совместно с МВД, ЦРУ, ФСБ, МИ6 и МОССАДом. Не говоря уже о том что большое количество военных материалов размещено на сайтах различных СМИ, а закон о журналистике никто не отменял и снять их можно только имея на руках решение суда, иначе закономерно пошлют (впрочем пошлют ещё на этапе подачи иска, но не суть).

Каким образом они решили не давать другим писать остаётся загадкой. Нет ни юридической ни административной возможности такое провернуть.

Т.е. фактически имеем ситуацию, когда есть бумажка с красивыми декларациями, а механизма их исполнения нет и он невозможен в принципе, таким образом. ценностью этот текст будет обладать только в случае если его напечатают на туалетной бумаге. Любой представитель любого из проектов на Платформе может совершенно спокойно писать гадости со словами "я это не подписывал и меня это не касается" и будет абсолютно прав.

Но это не главное, в конце концов у нас вся страна красивыми обещаниями живёт и ничего, привыкли как-то. Суть в том, что сам факт появления этого документа красноречиво свидетельствует о том что обе стороны ведут активные информационнобоевые действия. При этом если со стороны Грушинского в пол-голоса говорят "мы только отвечаем", то орги Платформы везде рассказывают о том что они не воюют. Засада-подстава, чувак...

Внимание вопрос: а зачем вообще афишировать свои боевые действия? Это что, кому-то имиджа прибавит что-ли??? Не проще ли их свернуть по тихому и ограничится краткими юридически корректными комментариями. Кто с мозгами поймёт, кто без - тому и не надо.

Далее, есть очень серьёзные сомнения в том что Воронов в принципе имеет право подписывать подобного рода документы.

Дело тут в самой структуре фестиваля Платформа. Она представляет из себя содружество независимых проектов, коих там штук двадцать, а может быть уже двадцатьпять. Грубо говоря, нужны подписи всех руководителей проектов, чего разумеется нет, никто Воронову свои полномочия не делегировал.

Вообще, единственный человек, который действительно может подписывать подобные документы это Николай Васильевич Мартынов - арендатор поляны и хозяин фестиваля. Он или кто-либо по его поручению действительно может, остальные подписи не стОят и потраченных на них чернил. Однако, как видно из переписки, Мартынов или не в курсе совсем или не давал таких полномочий.

Вот здесь вылезает ещё одна странность. Шабанов человек умный и не мог не понимать, что "юридическую силу" будет иметь только документ подписанный Грушинским Клубом, в то время как вторая сторона (кроме конкретных подписавшихся) совершенно свободна от декларируемых требований.

Совершенно непонятна подоплёка появления этого заявления. В принципе, у Грушинского Клуба есть только один идеологический момент, который не обсуждается: орги Платформы должны забыть о Грушинском и не пытаться называть себя Грушинским. Это краеугольный камень идеологии, на этом строится всё остальное. Другие моменты торгуемы, но не этот. Мог ли этого не понимать Виктор Воронов? Или Колесников? Или остальные из СБС поставившие свои подписи? Не думаю, они не дураки, и 12 (двенадцать!) проигранных судов по теме все помнят.

В таком случае, зачем было выходить на переговоры, если по ключевой позиции уступать не собирались?

Вот это и есть самая большая странность. Какие цели преследовали организаторы Платформы остаётся загадкой, но это точно не попытка примирения, без смены парадигмы с "мы тоже груша" на "мы не груша, мы другой фест" какие-либо переговры бессмысленны и гарантированно зайдут в тупик, что и произошло.

Ну и довершает цепочку непоняток факт слива в СМИ этого документа. Только младенцы могут наивно полагать, что Шабанов просто так оставит ложь в свой адрес. Хотя, конечно, публикация личной переписки это сюрприз, но уж и без этого у него были возможности ответить, хоть бы и обычной статьёй с изложением фактов.

Часть третья, заключительная.

А что дальше? Да ничего, запасаемся попкорном, пивом, чипсами и кириешками и ждём новых серий военной сантабарбары. Впереди юбилейный, сороковой фест, поэтому можно ожидать увеличения количества и мощности залпов с обеих сторон. Шансов на прекращение на мой взгляд просто нет, ибо позиции сторон взаимоисключаемы, а двигаться никто не будет.

Есть, правда, один неочевидный момент, сами участники в большинстве не считают, что ведут войну, точнее уверенны что воюют против них. Когда орги Платформы пишут "мы тоже Грушинский", они не видят в этом чего-то плохого, но при этом в Грушинском это расценивают как атаку, на которую они отвечают "вы не Грушинский" и считают что просто написали правду, в то время как другая сторона уже это воспринимает как очередную гадость в свой адрес.

Выбраться из этого замкнутого круга возможно несколькими путями, один из них закрытие любого из фестивалей, другой отступление одной из сторон от своей идеологии. Оба два выглядят ненаучной фантастикой в текущих реалиях.