Виталий ШАБАНОВ: НЕЙМЁТСЯ Печать
Рейтинг пользователей: / 25
ХудшийЛучший 
Прочее - Околофестивальное
Автор: Денис Воронин   
21.06.2012 08:32

shabanov

Блуждая, как говорится, надысь, в дебрях Интернета, я, как старый грушинец, не мог не посетить по инерции сайт фестиваля «Платформа-2012». Любопытно было, что новенького у заклятых друзей, ведь охоту к рейдерству суды у них, вроде, отбили. Оказалось, что нет! Приведу целиком перл эпистолярного жанра под названием «Почему нас называют старым Грушинским?». Внимание, друзья и не очень:

В 2007 году Грушинский фестиваль раскололся на две половинки. Руководство старой исполнительной дирекции фестиваля перенесла свою половинку на Федоровские луга, а традиционные лагеря и сцены остались на старом месте.
Три года назад инициаторы раскола в результате многолетней юридической войны против наследников Валерия Грушина смогли запретить решеним Самарского ФАС Фестивальному парку проведение Грушинского Фестиваля, так как фестиваль на Мастрюковских озерах по их мнению мешает коммерческой деятельности старой исполнительной дирекции.
Мы не хотим иметь отношения к этому затянувшемуся бреду. Поэтому формально переименовали фестиваль в "Платформа" (в честь ж/д платформы 135км, которую 10 лет назад переименовали в Платформу имени Грушина).
Неформально - оставляем вопрос о названии на усмотрение жителей фестиваля.

В этой небольшой публикации враньё всё, кроме слова решеним. Это просто грамматическая ошибка. Такого слова нет.

Разберём текст, как в школе, по предложениям и словам, благо он короток. Риторическим вопросом, кто называет мероприятие бывших рейдеров старым Грушинским, задаваться не будем. Ясно, что так называют его только они сами.

В 2007 году Грушинский фестиваль раскололся на две половинки.
Руководство старой исполнительной дирекции фестиваля перенесла свою половинку на Федоровские луга, а традиционные лагеря и сцены остались на старом месте.

Закроем глаза на руководство перенесла. Общеизвестно, что в 2007 году Грушинская поляна тогдашней администрацией области была передана в аренду на 15 лет жигулёвской коммерческой фирме «Мета». Полагаю, что законность этой махинации когда-нибудь заинтересует правоохранительные органы. Сейчас не об этом. Фирма «Мета» выставила организатору фестиваля, Грушинскому клубу, заведомо неприемлемые организационные и финансовые условия. Клуб их не принял и фестиваль 2008 года решил проводить на Фёдоровских Лугах, где в 1974-79 годах с успехом прошли шесть Грушинских.

Таким образом, никакого раскола фестиваля на половинки не было.

Традиционные лагеря и сцены организуются на Грушинском Оргкомитетом (читай клубом Грушина) и, естественно, они вместе с их руководителями, членами клуба, были спланированы на новом старом месте на Фёдоровских Лугах.

В Мастрюки, уже на метовское коммерческое мероприятие, пришли другие люди, никакого отношения к организации Грушинских, до этого не имевшие. Ими был полностью скопирован сценарий Грушинского. Без небольшого количества штрейбрехеров, конечно, не обошлось, но это были или вечные альтернативщики по диагнозу, или люди с которыми клуб, по причине их профнепригодности, расстался, или любители «по-лёгкому срубить деньги». Не будем сейчас всуе упоминать их имена, все они уже не при делах и на «Платформе». Предатели везде и всегда кончают одинаково.

Три года назад инициаторы раскола в результате многолетней юридической войны против наследников Валерия Грушина смогли запретить решеним Самарского ФАС Фестивальному парку проведение Грушинского Фестиваля, так как фестиваль на Мастрюковских озерах по их мнению мешает коммерческой деятельности старой исполнительной дирекции.

Давайте с этого места поподробнее. Что никакого раскола, а, следовательно, и его инициаторов, не было, а была попытка рейдерского захвата фестиваля, мы уже выяснили. ФАС (Федеральная Антимонопольная служба) не запрещала рейдерам проводить Грушинский фестиваль, «мешающий нашей коммерческой деятельности», она запретила им называть Грушинским своё мероприятие, дав ему, на основании действующих в России законов определение «недобросовестная конкуренция». Так что вопрос, кто кому мешает надо переадресовать, видимо, гаранту соблюдения Конституции Президенту страны и Государственной Думе. Может, они в законодательстве что-нибудь подправят?

Теперь перейдём к вопросу о «наследниках Валерия Грушина». Здесь имеется в виду сын брата Валерия по отцу московский бизнесмен Михаил Грушин. По юридическим нормам он в число ближайших родственников не входит, а считается неполнородным племянником. У Михаила есть какая-то бумажка, согласно которой он является законным наследником Валерия Грушина. Получена она более чем через сорок лет после гибели Валерия. Хотелось бы услышать от Михаила, что конкретно он унаследовал? Где сейчас это то, что он унаследовал? При этом надо учитывать, что на момент гибели Валерия были живы его родители и родные братья, а самого Михаила родители водили в младшую группу детского садика. А также то, что с просьбой о проведении I фестиваля, поддержав друзей погибшего сына, вышел на Куйбышевский Облсовет по туризму отец Валерия Фёдор Иванович.

Мы не хотим иметь отношения к этому затянувшемуся бреду. Поэтому формально переименовали фестиваль в "Платформа" (в честь ж/д платформы 135км, которую 10 лет назад переименовали в Платформу имени Грушина).

Поразительное признание – формально переименовали (!). Что – плевать хотели на законы и многочисленные решения судов, а неформально продолжаете свои рейдерские дела? И не боитесь говорить об этом вслух?

И ещё один нюанс. Платформа «оп 135 км» десять лет назад железнодорожным начальством была переименована в «Платформу имени Валерия Грушина» в связи с тем, что здесь, в течение десятилетий, Грушинским клубом проводились всемирно известные фестивали. Основой её нынешней вывески является логотип Самарского областного клуба авторской песни имени Валерия Грушина. Никаких других заслуг у платформы перед населением губернии нет. Получается, что автор этой идеи Андрей Козловский предложил назвать свой фестиваль в честь платформы, названной в честь фестиваля имени Грушина. Казуистика какая-то! Андрюша, а может быть – фестиваль «Платформа» имени фестиваля имени Валерия Грушина будет звучать лучше и правильней?

И о бреде… Пару лет назад ко мне приезжал один из идеологов нынешней «Платформы» Владимир Кожекин, ныне во всеуслышание говорящий о том, что его мечта объединиться с Грушинским. После довольно сумбурного разговора, я ему сказал примерно следующее:
-Судьба вашего мероприятия меня не интересует, голова болит за Грушинский. Ваше же вхождение в фестиваль возможно, хотя бы потому, что ситуация с двумя фестивалями в одни сроки наносит огромный вред всему движению авторской песни. Нам всем нужно быть выше личных амбиций! Чтобы это произошло, организаторам необходимо сделать совместное заявление, а после его публикации засунуть языки в одно место и молча делать объединённый фестиваль…

Так вот с «молча» получается ерунда. Откровенное враньё и личные оскорбления в наш адрес продолжаются. Может быть, Кожекин думает, что сейчас, когда суды дали ответ на вопрос «кто есть кто?», я или Борис Кейльман будем объединяться с людьми, поливающими нас потоками грязи?

Неформально - оставляем вопрос о названии на усмотрение жителей фестиваля.

На сайте клуба мы выложили документы по организации I Грушинского, которые публикуются в новой книге антологии авторской песни «Грушинский XXI век». Любой желающий их может посмотреть и убедиться, что никто из нынешних претендентов со стороны «Платформы» на звание отцов-основателей нашего фестиваля претендовать не может. Знамени рейдеров - Исая Фишгойта на I Грушинском просто физически не было, да и с Валерием он знаком не был. Все же остальные впервые появились на Мастрюковской поляне через десятилетия. Так что жителям фестиваля с его названием определиться очень просто, если они, конечно, захотят это сделать. Нужно только зайти на официальный сайт Грушинского фестиваля и ознакомиться с документами. Займёт это не более 15 минут. http://grushinka.ru/news/5972-anons.html

Виталий ШАБАНОВ